Наталия Фоминцева

Волшебный лес с переодеваниями и разоблачениями

На сцене Королевской шекспировской компании – пять комедий, в которых собрано практически все, что любит Шекспир.
Девочки, переодетые мальчиками, в которых влюбляются другие девочки и мальчики (как говорится, гендер-свитча бояться – Шекспира не смотреть), шуты-философы, грустные глупцы и смешные мошенники, интриги и путаницы. И конечно, волшебный лес, в который надо бежать в любой непонятной ситуации.


«Укрощение строптивого» – наверное, самая сложная пьеса для дня сегодняшнего: современным режиссерам приходится как-то выкручиваться, чтобы представленное на сцене не выглядело, как абьюз (идеально, на мой вкус, справился Тоби Фроу в «Глобусе» в 2010 году). Что касается Джастина Одиберта, то он выкручиваться не стал:

абьюз так абьюз, держите.

Только давайте поменяем женщин и мужчин местами. Причем, не только главных героев, а и вообще всех. Здесь хороши вариации елизаветинских костюмов, музыка Рут Чэн (как это часто бывает с RSC, к спектаклю могут быть вопросы, но саундтрек из него хочется однозначно) и дуэт Джозефа «Катарина» Аркли и Клэр «Петруччи» Прайс. Хорош гвалт, который устраивает на сцене толпа женщин, заменившая мужчин. В общем, история вышла интересная, если не задаваться вопросом, обязательно ли в XXI веке менять женщину на мужчину, чтобы показать, что абьюз – это плохо?


«Двенадцатая ночь» – самая популярная шекспировская история с переодеваниями (девочки – в мальчика, а дворецкого – в желтые чулки) на этот раз перенесена в викторианскую Англию с прерафаэлитами и страстью к ориентализму.

Здесь герцог Орсино рисует полуобнаженных лучников и курит кальян, Антонио – денди с уайльдовской зеленой гвоздикой в петлице, а Себастьян и Виола прибывают в Иллирию прямиком из Индии.

Режиссер Кристофер Ласкомб еще в дилогии про усилия любви предстал как искусный стилизатор. Прекрасны сценография, тонкая и проработанная детально, от устеленных восточными коврами покоев Орсино до тонущего в зеленоватом свете сада Оливии, и музыка – ставшая вдруг восточной «Приди ко мне, смерть» в исполнении Виолы и одного из орсиновских натурщиков, звучит совершенно по-новому. А еще в этой версии «Двенадцатая ночь» перестала притворяться историей с однозначным финалом: все же, кто кого на самом деле любил в этой запутанной погоне за миражами?


«Как вам это понравится» Спасаясь от тирана-узурпатора молодые герои по излюбленной шекспировской привычке бегут в лес (то ли французский Арденнский, то ли Арденский, близ Стратфорда-на-Эйвоне, прообраз всех шекспировских волшебных лесов), где встретят пеструю команду – предыдущего правителя с его свитой, влюбленных пастухов и пастушек, перевлюбляются и запутаются сами….

В общем – проведут отличных три часа в режиме «кто во что горазд».

Лидирует здесь Розалинда Люси Фелпс (Изабелла в «Мера за меру») – украшение спектакля и его движущая сила.

Молодая режиссер Кимберли Сайкс устроила на сцене и не только (достанется и зрителям и даже постоянной ведущей трансляций из RSC Сьюзи Кляйн) веселый переполох с любовными записками, песнями, танцами и подчеркнутой театральностью – герои переодеваются в костюмы прямо на сцене, а в волшебном лесу нет деревьев (но есть пятная света, похожие на те, что падают сквозь листву). И когда зритель решит, что попал в развеселый сумасшедший дом – на сцену божественным явлением выплывет и закроет всех влюбленных от бед огромными ладонями сам бог Гименей. Как водится в театре – настоящий и ненастоящий одновременно.


«Два веронца» Саймон Годвин («Двенадцатая ночь» в Национальном Театре и «Ричард II» в «Глобусе») переносит действие из условной шекспировской Италии в очень узнаваемую Италию современную, где в Милане, в мире большой моды и вечеринок два друга-провинциала влюбятся в дочь местного герцога. Но один – взаимно, а другой – нет, что и станет серьезным испытанием для дружбы. В общем, все, как в жизни.

Эта пьеса была первой среди шекспировских комедий, поставившей перед зрителями неоднозначные вопросы.

Например, что делать, когда тебя охватила страсть к девушке друга, а на родине тебя самого ждет возлюбленная? Однако моральная дилемма – дилеммой, но это не отменяет всего прочего: переодеваний, странных влюбленностей, слуг-шутов, лучшего исполнения роли пса Крэбса (RSC нашли для этой цели самую смешную и нелепую собаку на свете), веселых словесных пикировок и побега…. Угадайте куда? Бинго! В лес! Где все всегда решается по справедливости.


«Виндзорские насмешницы» Историю о том, как промотавшийся толстый рыцарь Фальстаф решил раздобыть деньжат, замутив с богатыми замужними дамами, а дамы оказались сами не промах, великолепно разыграла Фиона Лэйрд, режиссер, писатель и композитор (музыка к спектаклю – тоже её). Действие разворачивается в курортном Эссексе, среди вневременного буржуазного шика, сочетающего (прекрасно!) штаны-тыквы и гульфики елизаветинских времен с современными спортивными рубашками-поло и куртками, дамские корсеты – с кислотными леггинсами, а шекспировский текст – с современными аллюзиями.

В этой истории нет особенного смысла, кроме «призвать к ответу наглеца», но масса энергии и веселья,

сценических находок, гэгов интересно прорисованных персонажей, незлого смеха над языками (как всегда у Шекспира, достается французскому) и типажами, и органичных режиссерских отступлений (шутки про Брексит и появление персонажей, аналогичных нашим Равшану и Джамшуту – польских разнорабочих, обсуждающих между собой двоичные системы). В общем, когда в конце этой буффонады оживает статуя королевы Елизаветы – никто не удивляется: зря что ли она всю дорогу торчала на сцене? В финале и обманутые и обманщики идут вместе обедать, смеяться и обсуждать случившееся. Как и полагается в настоящей комедии.

АБОНЕМЕНТ "КОМЕДИИ" – НА THEATREHD/PLAY

© TheatreHD 2021

18+